Умение слышать

У замечательного русского писателя-фантаста Кира Булычева есть один рассказ. Я очень люблю его перечитывать. Он называется «Поделись со мной». Герой этого рассказа попадает на планету, жители которой научились не просто чувствовать боль другого человека, но и забирать ее себе. Удивительное качество сверхчувствительных жителей планеты становится тяжким бременем для главного героя, не обладающим этим свойством, и он улетает обратно на Землю.

 

«Мне встретились молодые женщины. Они несли по большой охапке цветов. Они смеялись, болтая о чем-то веселом. Женщины увидели мою постную физиономию и наградили меня своей радостью. Чужая радость обдала меня душистыми свежими брызгами. Старик, сидевший на лавочке, опершись о трость, подарил мне спокойствие. Так бывало со мной и раньше, но я не замечал связи между своими ощущениями и другими людьми. Им и труднее, и легче жить, чем нам. Они могут дарить и принимать дары, вернее – должны. Ни один из них не может отгородиться от людей потому, что если мы видим человеческие слезы, то они чувствуют их. А ведь зрение куда менее совершенно. В тот день я стал завистником. Я завидую им и даже порой чувствую к ним нечто вроде неприязни. Я всегда буду чужим для них, как нищий среди щедрых богачей. Я могу принимать дары, но не способен дарить сам».

 

Перечитывая этот рассказ, я все время думаю о том, что Булычев написал эту небольшую, но очень глубокую фантастическую притчу о нашем времени – времени душевной глухоты. Еще больше я убеждаюсь в этом, читая многочисленные сетевые баталии в социальных сетях и блогах. Куда уж нам до необычных инопланетян с их чудесным свойством.

 

Социальные сети, интернет-пейджеры, новейшие средства коммуникации не делают нас ближе друг другу. Это не подвластно безликой технике, боюсь это не подвластно более сложным технологиям и даже искусственному разуму. Я не любитель писать пессимистические тексты про то, что все жизни плохо и даже в «клетке львам не докладывают мясо», но в последнее время виртуальная реальность меня особенно балует размышлениями на тему испорченности человеческой природы. Причем, я это очень ярко чувствую на самом себе. Я как-то наблюдал, как радиоведущий во время звонка радиослушателя спокойно делал пометки у себя в сценарии, сняв наушники, а потом поблагодарил за звонок и продолжил вести шоу. На мой вопрос, почему он не слушал комментарий, удивленный ведущий ответил: «Зачем? Итак все ясно».

 

Не нужно винить в этом ведущего. Я сам так поступаю, когда, прочитав первую фразу сообщения в блоге, говорю себе: «Ну, все понятно - и этот туда же». Я не пытаюсь вникнуть в то, что пишет человек, настраиваю себя на волну протеста и начинаю свой монолог. Вот в чем проблема поколения века интерактивных коммуникаций – мы не любим слушать, мы любим жанр монолога, при этом не задумываемся о сути слов собеседника.

 

Мне это напоминает еще один фантастический рассказ, прочитанный мною в детстве. Уже не помню автора и название, но общую идею запомнил на всю жизнь. Земляне отправили экипаж на космическом корабле в далекий космос. Они вышли на связь, но планета была на таком расстоянии, что сообщение от астронавтов шло несколько месяцев в один конец, то же самое происходило и с ответом с Земли. Что делать? Решение предложила мама ученого. Она сказала, что можно взять за образец ее общение по телефону с подругой. Они не слушают друг друга, а просто выдают бесконечный поток информации, не прерываясь на ответ и реакцию собеседницы. В случае космической экспедиции это был реальный выход – непрерывно передавать информацию, включая ответы на запросы астронавтов в общий информационный поток.

 

Но мне кажется, что современное сетевое общение все больше походит на подобный принцип общения. Мы стремимся выдать информацию, не пытаясь даже вникнуть в суть того, что говорит собеседник. Интересно, что одной из функций культуры является коммуникативная функция – когда культура формирует условия и средства человеческого общения. Культура создается людьми сообща, она и есть условие и результат общения людей. Условие потому, что только благодаря усвоению культуры между людьми устанавливаются подлинно человеческие формы общения, культура дает им средства общения - знаковые системы, языки. Результат - потому что только благодаря общению люди могут создавать, хранить и развивать культуру. В общении люди учатся пользоваться знаковыми системами, фиксировать в них свои мысли и усваивать зафиксированные в них мысли других людей. Таким образом, культура связывает и объединяет людей.

 

Вот то важное, что, мне кажется, мы стали терять в век электронных коммуникаций – культуру общения. На чем же может быть она построена? Залог любого общения – это искренняя заинтересованность в получении информации в любом виде. Я хочу узнать что-то новое, хочу увидеть, как это может повлиять на меня или мое отношение к обсуждаемой теме. Для меня общение – это средство познания мира, а собеседник – это источник этой информации. Я могу с ней не согласиться, могу оспорить сказанное, но, для начала, мне нужно научиться получать информацию и анализировать ее.

 

Вторым условием общения и дискуссии – это умение понять собеседника. Понять – не всегда означает согласиться. Это означает, что я отношусь к своему собеседнику уважительно, желая понять, что им движет, и какие аргументы он использует. Не желая понимать, я инстинктивно закрываюсь от собеседника, отталкиваюсь от уже сформированного мнения: «Я всегда прав, если я не прав – смотри пункт первый». Это лишает смысла дискуссию как таковую, так как изначально начинает походить на монологи (когда подразумевается один говорящий, но не подразумевается ДИАлог – коммуникация, а не лекция). Желание понять позволяет и нам претендовать на то, чтобы нас поняли, были внимательны к тому, что мы говорим.

 

Проиллюстрирую это на небольшом примере. В одной из дискуссий обсуждалась «горячая» тема. Человек привел свои доводы. В ответ же, вместо контрдоводов, получил совет, что ему делать, если ему что-то не нравится, то есть получил оценку своей реакции, а не того, что он сказал. В свою очередь он попытался вернуть собеседников к обсуждаемой теме, а не к оценке его реакции на эту тему. Как вы понимаете, ни к чему конструктивному подобная дискуссия не привела просто потому, что собеседники искали повод придраться к частностям, не желая видеть главного.

 

И вот тут мы подходим к самому главному условию: нужно учиться слышать другого. Подчеркиваю: не слУшать, а слЫшать. Это очень важно. Умение слышать, что говорит ваш собеседник, не вешая на него клеймо: «Да ты просто зомбирован! Ты даже не хочешь видеть истину» (подразумевается, что обвинитель не зомбирован, и эту истину ясно видит).

 

Психологи говорят, что часто людям в понимании другого человека мешают два психологических механизма – слияние и проекция. Слияние - это механизм, который не позволяет мне разделить себя и другого. Меня невозможно убедить в обратном, я уже интегрировал человека в свои оценки и реакцию и искренно верю, что мой собеседник – это я и есть, а значит и подразумевает он то, что подразумеваю я. Гораздо проще увидеть в другом себя и свои поступки, нежели видеть другого человека. Но гораздо чаще, чем слияние, работает механизм проекции. Проекция – это защитный механизм, когда я понимаю, что человек другой, но мне кажется, что я его знаю и он для меня, как открытая и прочитанная книга. Человек приписывает своему собеседнику собственные мысли, чувства, мотивы, черты характера, полагая, что он воспринял что-то приходящее извне, а не изнутри самого себя.

 

В Библии (Послание Галатам, 5-я глава) есть очень точные слова о нашем времени душевной глухоты: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к [угождению] плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом».

 

Многие и многие вещи нас могут разделить, когда мы находимся внутри своего эго. Нельзя сказать, что мое Я не важно, но если мое Я важно, то почему я в этой важности отказываю своему собеседнику? Величайший пессимист XX столетия американский писатель Курт Воннегут как-то очень точно сказал: «В моем понимании святой - это такой человек, который и в непорядочном обществе остается порядочным человеком». И здесь я с ним не могу не согласиться. Пока я нахожусь в блаженном неведении своего эгоцентризма я никогда не смогу понять другого, но тогда и я не смогу быть услышанным. И мне кажется, очень важно учиться слышать другого, тогда мы научимся сопереживать и разделять боль и радость другого человека. Быть может, кто знает, и зла в этом мире станет чуть меньше.