Вечно живой?

Помните? Апрельское солнце, запах свежевскопанной земли, всеобщий энтузиазм: вся страна на Всесоюзном Ленинском Коммунистическом субботнике. Тем, кому меньше 20, возможно, все это ни о чем не говорит, но мы-то помним, как (серьезно!) радовались, что нам повезло жить в стране Советов, мечтали о «светлом будущем», любили смотреть фильмы о Ленине и даже само имя его вызывало в наших несозревших душах особый трепет.

Юность моя пришлась на время крушения коммунистических идеалов, но, когда, наконец, стали критиковать и Ленина, писать, кем он был на самом деле, первым моим чувством (уже в институте!) было возмущение: «Ну, Ленина-то не надо!» Святыню-то не троньте!

Да, коммунистические идеологи потрудились на славу. Они добились того, что десятки миллионов жителей в прошлом христианской страны ничего не знали о Библии, не имели понятия, даже примерно, о сюжете Евангелия. Огромная часть человеческой культуры была недоступна нам, — ведь в литературе, искусстве столько связано с библейскими сюжетами, библейскими понятиями, — а мы были в этом полнейшими невеждами.

Все это нужно было чем-то заменить! И вот детям еще в детском садике прививали любовь к дедушке Ленину и его учению. Мы воспитывались на рассказах о «детстве Ильича», о его жизни; мы хорошо знали его биографию, — ну чем не Евангелие?! Вспомним картину «Ленин и дети» — между прочим, так часто изображали и изображают Иисуса.

Мы считали Ленина спасителем человечества, указавшим путь к новой счастливой жизни. Помните, как торжественно звучало: «Ленин всегда живой, Ленин всегда с тобой — в горе, надежде и в радости... Ленин — в твоей весне, в каждом счастливом дне, Ленин в тебе и во мне». Ну, это уж чересчур! Вот если бы такие слова были об Иисусе Христе, это было бы даже богословски правильно.

Большинство советских детей тайно мечтали, чтобы Ленин ожил, а взрослые, если верить Маяковскому, были даже готовы пожертвовать за это жизнью:

«Когда б прозвучали слова чудотворца,
Чтоб нам умереть, и его разбудят -
Плотина улиц враспашку растворится
И с песней на смерть ринутся люди!»

А Мавзолей, похожий на храм, куда ежедневно приходили тысячи людей, чтобы почтить вождя?

Что же это? Почему почитание памяти Ленина было так похоже на религию? Почему так много совпадений и параллелей с христианством? Даже «завет Ильича» вместо заповедей Христа! Случайно ли это?

Великий Инквизитор у Достоевского говорит о том, как использовать всеобщую и вековечную тоску всего человечества — «пред кем преклониться?» А Блаженному Августину принадлежат известные слова о Боге: «Ты создал нас для Себя, и беспокойно сердце наше, пока не успокоится в Тебе». Жажда Бога, «вакуум в форме Бога» в душе каждого человека — вот что заставляет его искать что-то, способное заполнить эту пустоту. Если люди не знают истинного Бога, они создают себе идолов и поклоняются им.

Именно это сознательно или бессознательно учитывали идеологи коммунизма, разрабатывая наше «материалистическое мировоззрение», «моральный кодекс строителя коммунизма» и т. п. Нас кормили рожками вместо хлеба. То, что мы должны были отдавать только Богу. Мы отдавали ложным Богам.

Сейчас я знаю истину. Но все же мне жаль, что жар и трепет моего детского сердца были отданы тому, что их не заслуживало. Мне жаль моей юности, проведенной в мире, где мечты, понятные мне, происходили от отца лжи, а непонятные мне законы нравственности, казалось, отмирали (знала бы я, что источник их вечен!), где не было ответа на вопрос: «Зачем я живу?..» Если бы я знала Бога ... да что там, хотя бы знала о Боге, даже немного — насколько счастливее была бы моя жизнь тогда!

Ну что ж, коммунистические кумиры рухнули. Тысячи людей нашли истинного Бога, другие ищут ложной духовности в оккультизме или поддаются незаметной пропаганде с экранов телевизоров, которая насаждает идеалы гораздо более пошлые и низменные, чем те, что были при коммунизме. Многие сделали своим идолом деньги и материальное процветание. А есть хорошие и порядочные люди, у которых место святыни в душе занимает родной народ, его история и культура. Хотя это высокие ценности, но «хорошее — враг лучшего».

Место Бога должен занимать только Бог. Не «просто Мария», не Блейк Керингтон и даже не Тарас Шевченко — только Иисус Христос, «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деяния 4:12). Только Он достоин трона в нашей душе. Иисус не нуждается в идеализации — Он совершенен. Он жив — на самом деле, а не только в памяти. Он не подведет нас, как подвел великий политический авантюрист и безбожник нашего века Владимир Ильич Ленин.