Варфоломеевская ночь

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ, массовая резня гугенотов католиками в ночь с 24 на 25 августа 1572 года (день святого Варфоломея) в Париже, организованная Екатериной Медичи и Гизами, важнейшее событие Гугенотских войн во Франции.

Третья гугенотская война (1568-1570) завершилась Сен-Жерменским миром. По его условиям кальвинисты получили частичную свободу вероисповедания, под их управление передавался ряд крепостей, вождь гугенотов адмирал Колиньи был включен в королевский совет. Вскоре он стал одним из ближайших советников короля Карла IX Валуа.

Для укрепления мира был устроен брак между принцессой Маргаритой Валуа и одним из вождей гугенотов Генрихом Наваррским.

Колиньи обладал широким политическим кругозором и имел далеко идущие планы. Он выдвигал на первый план национальные интересы Франции, предлагал поддержать кальвинистов Нидерландов в их борьбе за независимость против католической Испании (смотри Нидерландская революция). По мысли Колиньи война против Испании могла бы сплотить французское католическое и гугенотское дворянство под флагом единых национальных интересов. Такая позиция казалась кощунственной преданным стороникам католицизма — королеве-матери Екатерина Медичи и ее советникам. Кроме того, они считали, что конфликт истощенной войнами Франции с могущественной Испанией обернется национальной катастрофой.

Екатерина Медичи опасалась, что Колиньи удастся полностью подчинить своему влиянию молодого короля, мечтавшего о воинской славе.

На бракосочетание Генриха и Маргариты в столицу съехался цвет гугенотской аристократии, а также сотни средних и мелких дворян. Их приезд был неприязненно встречен парижанами, большинство из которых были преданными католиками. Теологи Сорбонны и католические священники в своих проповедях называли свадьбу принцев "противоестественной".

Гугенотам приписывали ответственность за развязывание гражданских войн, видели в них слуг Антихриста, оскорблявших Бога, который за потворство ереси покарает Францию. В Париже ходили слухи о гугенотском заговоре и планах разорения католического города. Свадьба состоялась 18 августа 1572 года. На фоне всеобщего обнищания пышные торжества усилили негодование горожан. 22 августа на адмирала Колиньи было совершено покушение. Следы преступления вели к герцогу Генриху Гизу, он был популярен среди парижан, видевших в нем защитника веры. По законам чести он должен был отомстить Колиньи за своего отца, убитого в 1563 году. Раненого адмирала посетили Карл IX и Екатерина Медичи. Но гугенотская знать не удовлетворилась соболезнованиями, потребовав от короля примерного наказания Гиза. Раздались призывы готовиться к новой войне. Некоторые дворяне начали покидать Париж.

В такой обстановке Екатерине Медичи удалось убедить короля в необходимости устранить наиболее опасных гугенотов, чтобы избежать новой гражданской войны.

Парижский муниципалитет 23 августа получил приказ закрыть ворота и привести в готовность городскую милицию. В ночь на 24 августа был убит Колиньи, по звуку набата началась резня гугенотов, находящихся в Лувре и в других частях города. Только тем, кто поселился в предместье Сен-Жермен-де-Пре, удалось спастись, несмотря на то, что герцог де Гиз преследовал их несколько часов. Генриху Наваррскому и его кузену Генриху Конде король сохранил жизнь, потребовав взамен перехода в католичество.

Парижане увидели знак божественного одобрения в том, что 25 августа на одном из кладбищ зацвел сухой боярышник.

Убивали не только приехавших дворян, но и местных жителей, подозреваемых в симпатиях к гугенотам, не щадя ни женщин, ни детей.

Неделю в городе царило дикое насилие. Король пытался навести порядок, но солдаты и городская милиция смешивались с простонародьем, убивая даже тех, кого король брал под защиту.

Первоначально правительство пыталось объяснить происходящее враждой Гизов и Колиньи, но 26 августа Карл IX официально заявил, что все произошло по его приказу. В письмах, разосланных в провинцию и за границу, утверждалось, что королю и парижанам удалось сорвать новый гугенотский заговор и покарать мятежников. Однако уничтожая гугенотов как военно-политическую силу, король не отменял религиозные свободы.

Убийства гугенотов произошли также в других городах. С 25 августа и приблизительно до 3 октября кальвинисты истреблялись в Лионе, Орлеане, Руане, Мо, Бордо. Только в Париже погибло около трех тысяч человек и не менее пяти тысяч — по всей Франции.

Известия о Варфоломеевской ночи были с одобрением встречены в Риме и Мадриде, но вызвали озабоченность в Англии, Германии, Речи Посполитой и даже у царя Ивана Грозного.

Внутри страны кальвинистское дворянство и города оказали ожесточенное сопротивление. Варфоломеевская ночь вызвала продолжение Гугенотских войн, в ходе которых королевское правительство вынуждено было пойти на дальнейшие уступки протестантам. Однако гугеноты теперь в меньшей степени были склонны к компромиссу и стремились к созданию практически независимого государства на юге и юго-западе Франции. Произошло размежевание и в католическом лагере. Многочисленные публицисты-"монархомахи" осуждали абсолютистский принцип правления, выдвигали идею народного суверенитета.

Среди католиков оформилось движение "политиков", которые были чужды религиозного фанатизма. Политики были недовольны убийством лучших людей королевства и засильем Гизов. Но и самые ревностные католики стремились избежать повторения Варфоломеевской ночи, страшась разрушительной силы народного бунта.

Выражение "Варфоломеевская ночь" стало нарицательным для обозначения организованных массовых убийств.