Немножко умолчали...

Во время президентской избирательной кампании в США Демократическая партия во главе с президентом Обамой на этой неделе проводят свой съезд. В связи с этим была утверждена и опубликована партийная платформа на предстоящий президентский срок. Что касается Израиля, платформа этого года имеет важное изменение — в ней не упоминается Иерусалим.

В предыдущей платформе было сказано: «Иерусалим является и останется в будущем столицей Израиля… Он должен оставаться неделимым городом, доступным для людей любых конфессий». Из платформы 2012 года эти слова удалены.

Платформа 2008 года также включала в себя упоминание об арабо-палестинских беженцах, где говорилось, что им следует находиться скорее в «Палестине», чем в Израиле, и далее говорилось: «Все понимают, что не реалистично ожидать от конечного итога переговоров полного и бесповоротного возвращения к границам 1949 года». В 2012 году всё это куда-то исчезло.

Такое положение вещей возникло ближе к концу первого периода президентства Обамы, о чём свидетельствуют некоторые показательные моменты во взаимоотношениях с Израилем. Для начала: речь Обамы в Каире 4 июня 2009 года была холодно принята в Израиле. Во время своего беспрецедентного восхваления ислама американский президент Обама ни разу не упомянул о терроризме.

И многие поняли слова Обамы о страданиях палестинских арабов, которые последовали сразу после упоминания о Холокосте, как указание на нравственную эквивалентность этих двух событий. В речи прозвучали также слова о той боли, которую испытали 600000 арабских беженцев во время войны 1948 года, и это верно, но не было сказано ни слова о 900000 еврейских беженцах от той же самой войны.

Более того, нет сомнения, что из-за давления США 14 июня 2009 года Нетаньяху впервые за всё время публично принял решение о создании двух государств — при полной оппозиции платформе Ликуда он был избран. Позднее утверждения вице-президента Джо Байдена во время его визита в Израиль в марте 2010 года и последовавшие за этим утверждения администрации США подорвали легитимность еврейских поселений в Восточном Иерусалиме, включая хорошо укоренившиеся поселения, такие как Гило. Это было беспрецедентным озвучиванием позиции Палестинской автономии американской администрацией.

Перечень подобного можно было бы продолжить, но важнее обратиться к отказу США пригласить Израиль на всемирный антитеррористический форум, который состоялся этим летом в Стамбуле. Израиль, как это хорошо известно, является главным экспертом в мире по борьбе с терроризмом, и его присутствие на этом форуме в нормальных условиях было бы само собой разумеющимся. Но взаимоотношения между Турцией и Израилем достаточно натянуты, и Обама оставил Израиль в стороне, чтобы угодить туркам.

Вполне может быть, что Обама хочет поменьше говорить о терроризме против евреев, чтобы хоть как-то угодить мусульманам, когда речь заходит о том, что предпринимала американская администрация в связи с днём памяти жертв 9/11 в прошлом году. В упоминаниях о жертвах террора во многих местах, включая Нью-Йорк, Найроби, Лондон, Бали и Белфаст, нет ни одного слова об израильских городах.

Несмотря на всё это, израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман во вторник сказал о США: «Это единственная страна, которая стоит на нашей стороне в борьбе, идущей в ООН». Он добавил: «Даже если мы с чем-то не согласны и даже если говорим разные вещи, всё равно у нас нет лучшего друга, чем США».

Комментарий:
В среде политиков точное значение использованных слов и контекст, в которых они были сказаны, а в особенности то, о чём умолчали, имеют огромное значение. Здесь речь идёт о сознательно заложенном подтексте и двойном смысле. Политики стремятся ублажить большие группы людей, которые зачастую имеют разные взгляды, и их двусмысленный язык является средством политического выживания — любой может истолковывать их слова так, как ему хочется. Это особенно характерно для времени выборов.

Политические аналитики стараются осмыслить всё это и понять, что же на самом деле тот или иной политик говорит. Так как нет ясности в словах, принципиально важно рассматривать действия политиков, их решения и средства, которые они используют, чтобы узнать, каковы на самом деле их намерения.

Нет никакого сомнения в том, что взаимоотношения между Израилем и США в настоящее время находятся на низком уровне. Это верно, как говорит Либерман, что США является единственным другом Израиля, и администрация Обамы делала реальные шаги в поддержку Израиля, такие, как, например, большие инвестиции в развитие систем противоракетной защиты. Но кто-то может спросить: а есть ли у Обамы реальный выбор? Основываясь на широкой поддержке Израиля, как среди американских граждан, так и в Конгрессе, является ли то, что сделал Обама для Израиля, не одним только минимумом из всего того, что ему пришлось сделать, чтобы не вступить в конфликт с большой частью электората?

Было немало несерьёзных спекуляций относительно религиозных взглядов Обамы. Некоторые полагают, что он христианин, другие считают, что он мусульманин, некоторые даже указывают на его прочные связи с евреями. Ко всему прочему он отправил своих дочерей в еврейскую школу, его учителем является американский раввин, многие его ближайшие советники — евреи.

В то же самое время Обама имеет прочные связи с теми, кого можно назвать явными мусульманами, включая таких идеологов, как Рашид Халиди, который в довершение всего отождествляется с Ясиром Арафатом и, начиная с 1980 года, регулярно нападает на Израиль с обвинениями в расизме и апартеиде. Что, между прочим, весьма отлично от бывшего президента Джимми Картера, который ныне является большим сторонником Обамы.

Похоже, что для Обамы религия не более чем крайнее средство. Его истинной «религией» является либерализм. Это сложное слово со многими значениями, но для Обамы, похоже, свойственно сосредоточиваться на светском гуманизме и глобализме (превозношение глобальных интересов над национальными). Это неизбежно ведёт к анти-империализму, что частично объясняет стремление Обамы вывести американские войска из Ирака и Афганистана, уклониться от того, чтобы выразить своё отношение к «арабской весне» и вместо этого дать исламистам склонить себя на свою сторону.

Это также является ещё и сильным элементом мультикультурализма во взглядах Обамы, что может быть названо также релятивизмом, и это помогает объяснить, почему он чувствует себя комфортно, имея дело со всеми тремя монотеистическими религиями или частями этих религий, на которых он выборочно фокусируется и которые принимает. В своих взглядах на Ближний Восток Обама, похоже, подвержен сильному влиянию так называемого ориентализма, у которого есть склонность возвеличивать культуру Ближнего Востока и в большей или меньшей степени презирать иудейско-христианское наследие. Обама также учился у одного из самых выдающихся ориенталистов Эдварда Саида.

Во всех политических и идеологических устремлениях, упомянутых выше, есть всё же хорошие и ценные элементы. Но есть и такие, которые говорят о сильной неприязни к Израилю. Израиль был создан как национальное государство еврейского народа — это его предназначение. На протяжении своей истории Израилю приходилось бороться за своё существование, что повысило чувство своей идентичности и своей миссии. Но такой взгляд на государство, идентичность и, конечно, религию является чуждым для светского гуманиста, находящегося под влиянием мультикультурности и глобализма. Обама, похоже, не способен понять Израиль — и если не может понять, то и не может одобрить.

Недавние перемены в платформе Демократической партии, таким образом, похожи на сознательный шаг в сторону от Израиля, что соответствует либерализму Обамы. Обама говорит о себе, и это общеизвестная манера всех президентов, что если его переизберут, он будет более «гибким». Исходя из того, что мы видели, можно сказать, что эта «гибкость» не принесёт ничего хорошего Израилю.

P.S. Всё же в результате противоречивого голосования и, вероятно, в результате большого внимания к материалам съезда со стороны СМИ, форум демократов прошлым вечером решил вновь включить в свои материалы весьма важный параграф об Иерусалиме.