«Зеленая» болезнь 2 - Человек завидующий

altФранцузский историк и политический деятель Алексис Токвиль (1805-1859) справедливо замечал, что даже в обществе, которое провозгласило равенство его членов, «в конце концов, преобладающим чувством становится зависть». Человеку сложно согласиться с тем, что у соседа при равных условиях что-то да лучше.

Зависть легко обнаружить и в другом человеке, и в себе самом. Однако в зависти труднее всего признаться. Итак, зависть штука сложная и неподъемная для одной статьи. Поэтому поделюсь из собственного опыта, опыта человека завидующего.

Если я нежданно-негаданно перестаю с вами общаться, при этом мелко пакостя, или просто предаю вас, причина этому - моя зависть. Это я вам как человек завидующий говорю.

Вам было бы понятно, если бы я возгордился просто из-за того, что получил повышение и разбогател, и поэтому не иду на общение с вами.

Вы бы наверняка не обиделись, если бы я по глупости обронил дурное слово в ваш адрес, сочинил сплетню, облил вас «грязью». А выходит так, что вы меня не унизили, не обманули, не обокрали, жену у меня не увели, работы не лишили. Да чего уж там, помогли, поддержали, отмыли, одели-обули, путевку в новую жизнь дали. И вдруг, вы во всем и сразу стали для меня плохими. Вы не понимаете в чем причина? Причина - моя зависть.

Преп. Иоанн Дамаскин (675-780) относит зависть к одному из видов печали. Да так оно и есть. Опечалится детинушка счастьем и успехом другого, и такая грусть-тоска его одолеет, что только в петлю зависти и лезь. А поскольку в зависти вслух пока еще никто не признавался (даже жена мужу), начинается маскировка названной страсти. И пошла, пошла сплетня за сплетней. Растет ни по дням, а по часам возмущение «транжирством», «горделивостью», «самовольством» объекта своей зависти.

Заканчивается все болезненным расставанием. Одни (те, кто завидуют и не признаются себе в этом) уже ненавидят, другие (те, которым завидуют) еще не ненавидят, но не понимают, что же произошло на самом деле…

Итак, какой он, человек завидующий?

Человек завидующий обладает даром убеждения. Завистник приведет доводы против объекта своей зависти, и в них с легкостью поверят окружающие. Почему? Потому что человек завидующий искренен в своей тайной страсти. А искренность, знаете ли, - страшная сила.

Человек завидующий обладает сильной верой. Он с легкостью поверит в любую фантасмагорию, он поверит любой небылице о том, кому завидует.

Человек завидующий умеет ждать своего часа. Он умеет дождаться наилучшего момента, чтобы причинить боль тому, кому завидует.

Человек завидующий умеет радоваться. Он искренне радуется, когда тот, кому он завидует, несет потери: в карьере, здоровье, деньгах, отношениях.

Еще небольшое замечание. Зависть возникает от чувства разочарования в себе. Прибавьте к этому еще и чувство вины за эту изматывающую страсть. В зависимости от того, в светской или церковной семье мы воспитывались, с детства мы слышали, что «завидовать плохо», «зависть – это грех». По этой причине мы уже давно свыклись с мыслью: завидовать не только плохо, но ещё очень и очень стыдно. Чем сильнее зависть, тем больше стыда и, соответственно, меньше мира в душе.

«Чем бы не была зависть, - пишет Джозеф Эпштейн, - прежде всего – это огромный расход психической энергии. Мне кажется, высвободившись, зависть начинает унижать всех, кого охватывает. Каждый раз, когда зависть вступает в игру, нам изменяет здравый смысл. Если богословские размышления нам чужды, если само понятие «греха», смертного или простительного как вызывающего осуждение проступка ничего для вас не значит, я бы посоветовал рассматривать зависть не как грех, а как душевное нездоровье. Она мешает нам трезво оценить и себя, и те, кому мы завидуем, и в конце концов ведет к тому, что у нас складывается превратное мнение о самих себе. Никто не может четко видеть то, чему он завидует. Зависть затуманивает мысли, лишает нас благородства, убивает любую надежду на спокойствие, и, наконец, иссушает душу – причины, достаточные для того, чтобы бороться с ней изо всех сил».

С точки зрения раннехристианской традиции именно зависть лишает человека чувства удовлетворения, лишает радости и душевного мира. «Многие плачут с плачущими, - пишет свят. Иоанн Златоуст (347-407), - но не радуются с радующимися, а напротив, когда другие радуются, они плачут из недоброжелательства и зависти. Потому немалая заслуга - радоваться тогда, когда брат радуется, напротив - важнее как той, чтобы плакать с плачущими, так и той, чтобы помогать в бедах. Многие подвергаются опасности вместе с находящимися в опасностях, но, когда другие успевают в делах, они терзаются. Такова сила зависти».