Письмо мертвого сына…

Ваша Честь…, меня зовут Артур, мне 14-ть… Я мертв.

Простите, что беспокою вас, но прошу учесть мое мнение по отношению к подсудимой наркоторговке Ирине Кравченко к которой,  в очередной раз, суд проявил удивительное  снисхождение.
С 10- ти лет я регулярно бывал под ее дверями и, становясь на цыпочки, просовывал в окошко выпрошенные на перекрестках деньги, получая взамен наркотики разных видов и типов.
К 12-ти  я перехоронил многих моих друзей подростков-наркоманов,  с которыми мы вместе ходили под окна  «Абрамихи» (так ее окрестили наркоманы всего города).
В 13-ть я приходил к ее окну по пять-семь раз в день.
В 14-ть  я умер.

Прошу принять во внимание мое заявление  при вынесении окончательного решения о мере ответственности этой женщины перед законом. Она почти двадцать лет продавала смерть из своих дверей и через своих “шестерок” с рук. На ее «совести» смерти нескольких тысяч мариупольцев и слезы их мам и детей.
Еще раз простите, Ваша Честь, что побеспокоил.

Всех с праздником! С Днем Независимости Украины!  Я родился уже в самостийной! Жаль, что так все получилось…
 
P.S . Артур -  бывший мариупольский беспризорник — был  одним из 30 моих приемных детей. К сожалению, его здоровье было абсолютно разрушено наркотиками. Он очень тяжело умирал, выплевывая разваливавшиеся от СПИДа легкие в тазик с кровью.  За сорок минут до смерти мальчишка помолился за меня – священника, -  чтобы Господь укрепил.
С уважением и молитвой об Украине и ее гуманных (по отношению к барыгам) судах.
Директор детского реабилитационного центра «Республика Пилигрим»
Пастор Геннадий Мохненко.