Письмо солдата к Богу

Как трудно бывает человеку, воспитанному в материализме, привыкшему к мысли, что нет Бога, вдруг признать, что Бог есть. Как правило, одних доводов рассудка и разумных аргументов здесь недостаточно.

Потому что ум человеческий будет изворачиваться и искать контрдоводы, сопротивляясь возможности изменить привычное мировоззрение. Нужно, чтобы человек вдруг во вспышке озарения увидел истину — Бог существует и Бог любит его, человека, и хочет, чтобы человек жил праведно.

Но что нужно для того, чтобы такой человек вдруг почувствовал бытие Божие? Наверное, не привычная жизнь с ее размеренным течением, с ее суетой и заботами, и не благополучие и комфорт, но какое-то сильное душевное потрясение, страдание, осознание конечности своего земного бытия.

В такие мгновения человек переоценивает всю свою жизнь и может, наконец, прийти к убеждению, что Бог существует. А в некоторых случаях понимание приходит после встречи со святыми людьми, способными своим личным примером убедить в истине Божия бытия. Но редко кому повезет встретить на жизненном пути святого человека…

Здесь мы поведаем о случае, когда именно душевное потрясение, внезапное ясное осознание конечности своего земного бытия и видение потрясающей красоты мироздания привели неверующего человека к вере в Бога.

О «Письме солдата к Богу» я узнал совсем недавно от ветерана боевых действий Андрея Ефремова. Вот что он пишет: «В сборнике «Свет и жизнь» (Брюссель. 1990г.) было опубликовано письмо простого советского солдата Александра Зайцева, погибшего в бою с немецко-фашистскими оккупантами.

Это письмо было найдено в кармане простреленной шинели. Меня это письмо потрясло тем, что оно отличается от всех других подобных писем». И далее Андрей, не понаслышке знающий войну, замечает: «На Войне можно привыкнуть к страху смерти и даже не замечать его. Но мысли о том, что в любую секунду ты можешь потерять жизнь, конечно же приходят. И чаще всего приходят такие мысли именно в минуты или часы полного затишья — это хорошо отражено в письме. Ещё это письмо отличается от других подобных тем, что оно обращено не к матери, не к отцу, не к любимой, а к Богу».

В последние часы, а может быть, минуты своей земной жизни солдат вдруг осознал бытие Божие. Вот текст этого уникального письма:

 

Послушай, Бог… Ещё ни разу в жизни

С Тобой не говорил я, но сегодня

Мне хочется приветствовать Тебя,

Ты знаешь, с детских лет мне говорили,

Что нет Тебя, и я, дурак, поверил.

Твоих я никогда не созерцал творений.

И вот сегодня ночью я смотрел

Из кратера, что выбила граната,

На небо звёздное, что было надо мной.

Я понял вдруг, любуясь мирозданьем,

Каким жестоким может быть обман.

Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку,

Но я Тебе скажу, и Ты меня поймёшь:

Не странно ль, что средь ужасающего ада

Мне вдруг открылся свет, и я узнал Тебя?

А кроме этого, мне нечего сказать,

Вот только, что я рад, что я Тебя узнал.

На полночь мы назначены в атаку,

Но мне не страшно: Ты на нас глядишь…

Сигнал. Ну что ж? Я должен отправляться.

Мне было хорошо с Тобой, ещё хочу сказать,

Что, как ты знаешь, битва будет злая

И, может, ночью же к Тебе я постучусь.

И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,

Позволишь ли Ты мне войти, когда приду?

Но, кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,

Со мной случилось то, что нынче я прозрел.

Прощай, мой Бог, иду! И вряд ли уж вернусь.

Как странно, но теперь я смерти не боюсь!

 

Нашего советского солдата воспитывали с убеждением, что Бога не существует, ибо он рос в годы воинствующего атеизма. Но на войне, перед самой смертью, он вдруг познал Бога. Бог внезапно открылся его уму и сердцу. И какой Бог! Не бог — абстрактный Абсолют, а Бог — Личность, к Которому можно обратиться, Который слышит голос нашего сердца, Который примет с любовью нашу покаявшуюся душу…

Но есть скептики, которые прочитав «Письмо солдата к Богу», говорят, что во время войны многие стали верующими, а потом, вернувшись с фронта, под влиянием атеистической пропаганды, от Бога отреклись. Возможно, так оно и было. Многие люди не стойкие в своей вере. Но Бог стучит в душу каждого человека, призывает к Себе каждого. И этот солдат Александр Зайцев уже не отречется. Ибо он вскоре после внезапного озарения закончил свой земной путь. Хорошо это или плохо? С христианской точки зрения хорошо, ибо теперь его душа созерцает Божественный свет и совершенствуется в познании Бога и Его Царствия, в познании Христа, Его Матери Марии и всех святых, которых он не успел познать в жизни земной…

Вера солдата была еще несовершенная, но уже искренняя. Это еще неполное совершенство веры правильно подметил Андрей Ефремов, который прокомментировал так: » «Прощай, мой Бог, иду! И вряд ли уж вернусь», — это слова всю жизнь не веровавшего, вернее уверовавшего в последние минуты своей земной жизни, человека, и это простительно. Позволю себе закончить письмо, через шестьдесят пять лет после Победы над нацисткой чумой, по-другому: «Здравствуй, Бог, иду! Сегодня я вернусь!» «. Действительно, «Здравствуй Бог, к Тебе иду, к Тебе возвращаюсь» — это уже слова православного христианина.

От первых ростков веры до ее развития и совершенства — долгий путь, путь трудов, скорбей и радостей. На этом пути бывают сомнения, бывают и падения. Но если человек искренне стремится к Богу, то Бог помогает ему и укрепляет его веру и вразумляет его. И на пути богопознания человеку на земле может посчастливиться, и может быть откроется истина, что путь к Отцу Небесному идет через Христа, через Его Церковь. Солдат Александр Зайцев, наверное, не успел постигнуть это здесь, на земле. Но у нас, православных христиан, есть все основания надеяться, что душа солдата по милости Божией познает это там, в том мире, ибо Бог примет ее — душу защитника Родины, душу человека, познавшего перед смертью Бога.

Вячеслав Скосарь

www.mirvam.org