«Маарив»: что Запад может сделать с мусульманами?

Марк Твен написал когда-то, что если подобрать умирающую от голода собаку, накормить и напоить ее, дать ей кров, она не укусит тебя, и этим собака отличается от человека.

Европа сталкивается сейчас с этой проблемой и не может поверить в то, что подобное с ней происходит. Циники могут сказать, что Европа открыла двери мусульманской иммиграции, поскольку нуждалась в дешевой рабочей силе, людях, которые молча делали бы грязную работу.

Но это не так. Многие европейские страны предоставляют убежище мигрантам из Азии и Африки, исходя из соображений гуманности и сочувствия к людям, страдающим от войн, преследований и нищеты. Так, например, Швеция, пережившая в конце минувшей недели серьезные беспорядки, включавшие вандализм, поджоги и нападения на полицейских, с невероятной щедростью предоставляет статус беженцев и гражданство сотням тысяч иммигрантов. Дает им корзину абсорбции и оказывает теплый прием. Этим заняты не только правительственные учреждения, но и многочисленные волонтерские организации. Шведы на самом деле не понимают, за что им такая черная неблагодарность.

Там все еще запрещено говорить публично то, что все и так знают. Ислам напоминает образ злого волшебника Волана Де Морта, имя которого страшно упоминать вслух. Когда мусульманский бандит нанес французскому солдату ножевой удар, в официальном сообщении говорилось, что нет никакой связи между этим инцидентом, произошедшим во Франции, и отсечением головы британскому солдату, осуществленным мусульманскими фанатиками днем ранее. Все это вообще происходило в разных государствах.

И, разумеется, нет никакой связи между двумя случаями, произошедшими во Франции и Великобритании, и погромами, учиненными мусульманами в Стокгольме. Естественно. Ведь Стокгольм расположен в Швеции. Но Европа, и Запад в целом, уже прекрасно понимают, что идея мультикультурализма потерпела фиаско и грозит обернуться катастрофой. И что речь идет отнюдь не только о социально-экономической проблеме.

Разумеется, не все те, чье имя нельзя произносить вслух, являются погромщиками и головорезами. Но понятно, что все, кто отсекает живым людям голову, принадлежат к тем, чье имя нельзя произносить вслух. Что может Запад противопоставить поднимающейся волне мусульманского насилия? Прежде всего начать говорить об этом громко и открыто. Политкорректный дискурс является страусиным дискурсом, боящимся правды. Культура Ислама поощряет кровавую месть и убийства женщин во имя «семейной чести». Ислам выращивает и готовит террористов-самоубийц. Мечети, имамы во всем мире, и на Западе тоже, открыто призывают паству к джихаду.

Это факты, не мнения. Те, кто взорвал самолеты и разрушил небоскребы на Манхэттене, не были нищими иммигрантами или озлобленными безработными. То же касается тех, кто взорвал людей на Бостонском марафоне. Это не означает, что Запад должен начать войну против миллиарда мусульман или изгнать из своих стран мусульманских граждан. Но можно сделать многое, чтобы защитить западную цивилизацию от тех, кто хочет уничтожить западную культуру и западный образ жизни.