Он направлялся домой по проселочной дороге. Дела в этом маленьком городке Среднего Запада продвигались также неторопливо, как и его потрёпанный Форд.

Однако он не собирался покидать эту местность. С тех пор, как закрылся завод, он оставался безработным.

Он одиноко ехал по пустынной дороге. Большинство его друзей переехали в другие города. Им надо было кормить свои семьи, достигать намеченные цели. Но он остался. В конце концов, это было место, где он похоронил свою мать и отца. Здесь он родился и хорошо знал этот город.

Он мог вслепую спуститься по этой дороге, и рассказать о всех постройках с обеих сторон дороги даже с выключенными фарами. Темнело, с неба посыпались светлые снежные хлопья.

Вдруг он заметил пожилую даму, сидящую на противоположной стороне дороги. Даже в темноте надвигающихся сумерек он сразу заметил, что ей требовалась посторонняя помощь. Он остановился напротив ее Мерседеса и, выйдя из машины, направился к женщине.

Несмотря на улыбку, она выглядела обеспокоенной. Почему остановился именно он, ведь за последний час никто не остановился, чтобы предложить ей свою помощь. Что если он причинит ей вред? Его внешний вид не заслуживал доверия, он выглядел бедным и уставшим. Дама испугалась.

— …я просто хотел вам помочь. Почему вы не ждете в машине? Там вам было бы намного теплее? Меня зовут Майкл.

Kак выяснилось, у машины спустило колесо, но для пожилой женщины этого было достаточно. Ища подножку для домкрата, Майкл поранил руку. Испачканный и с кровоточащей рукой он с трудом заменил колесо ее машины. Майкл закончил починку, и женщина завела разговор. Она рассказала, что живет в другом городе, и здесь была проездом. Она была невероятно благодарна за то, что Майкл пришел ей на помощь. В ответ на ее слова парень улыбнулся и закрыл багажник Мерседеса.

Женщина спросила, сколько она должна была ему заплатить. Представляя весь ужас придорожного ночлега на жестком сидении машины, женщина была готова щедро отблагодарить Майкла за его доброту. Майклу никогда не приходилось думать о деньгах дважды. Его поступок не был для него работой. Как христианин, он просто оказал помощь нуждающемуся человеку. Как много людей в его собственной жизни в прошлом подавали ему руку помощи, проявляя к нему свою любовь. Майкл понимал, что блаженнее давать, нежели принимать.

─ Знаете, если вы действительно хотите отблагодарить меня за мой поступок, проявите милосердие, когда перед вами предстанет человек, нуждающийся в вашей помощи.

Женщина согласно кивнула.

Майкл подождал, пока дама села в машину и уехала. Несмотря на тяжесть прошедшего дня, возвращаясь домой, Майкл почувствовал в своем сердце глубокое удовлетворение.

Проехав несколько миль, женщина увидела маленькое кафе, в котором она остановилась перекусить и обогреться перед тем, как проехать последний отрезок пути до дома. Заведение выглядело мрачновато.

Подошедшая официантка протянула даме чистое полотенце, чтобы та могла вытереть мокрые от растаявшего снега волосы. Дама заметила, что официантка была беременна, но несмотря на это, продолжала работать в столь поздний час. Было понято, что жизненные условия вынуждали ее идти на такие жертвы. Внезапно женщина вспомнила о словах Майкла...

После того, как дама поела, и официантка отправилась к кассе за сдачей на крупную купюру дамы, посетительница незаметно вышла. Официантка вернулась к столу, и, недоумевая, заметила, оставленную на салфетке надпись.

— Вы ничего мне не должны. Однажды я была в подобном положении, и один хороший человек очень помог мне. Теперь моя очередь помочь вам. Если же вы хотите отплатить мне, сделайте вот что: не дайте оборваться цепочке любви.

На глазах уставшей девушки появились капельки слез.

Вернувшись домой, девушка еще долго не могла заснуть. Она размышляла о деньгах и о том, что написала ей эта женщина. Откуда эта женщина знала, насколько сильно нуждалась в деньгах их молодая семья? Со скорым рождением ребенка ситуация должна была лишь усложниться. Она знала, как переживал об этом ее муж.

Он спал рядом. Она нежно поцеловала его и ласково прошептала:

— Бог позаботиться о нас, я люблю тебя, Майкл.