Макс ЛУКАДО

«Я хочу понять, в чем суть». Провинциальный ирландский говор. Темные, бездонные глаза. Искренний взгляд. «Только не надо говорить о религии. Это мне хорошо знакомо. И, пожалуйста, без теологии. У меня самого ученая степень. Давайте о сути, хорошо? Покажите мне суть».

Парня зовут Ян. Он учится в канадском университете. Благодаря некоторым событиям, ему стало известно, что я христианин, а я узнал, что и он тоже хотел им стать, но разочаровался.

«Я вырос среди верующих, – рассказывает он. – Я хотел посвятить свою жизнь служению. Я прослушал полный курс лекций: теология, языки, экзегетика. Но дальше не пошло. Что-то не сработало. Где-то там, внутри, – серьезно продолжает он, – по крайней мере, мне так кажется».

Я слушаю, не поднимая глаз от чашечки кофе, затем перевожу взгляд на Яна. Помешивая свой кофе, он кратким вопросом подводит итог крушению своих планов и надежд: «В чем суть всего этого? Что самое основное? Объясните мне. И давайте без обиняков, сразу о главном. Покажите мне суть».

Вопрос повис в воздухе. Я долго молча смотрю на парня. Что мне ему сказать? Что я могу ему сказать? Я мог бы рассказать ему о церкви или доктрине, а то и прочесть что нибудь классическое, вроде двадцать второго псалма «Господь – Пастырь мой...» Но все это выглядит сейчас както несущественно. Может, какие-то мысли о молитве, а может, «золотое» правило? Нет, Ян ждет от меня чего-то воистину сокровенного – ему нужна сердцевина.

Давайте на мгновение остановимся и прислушаемся. Вы слышите его вопрос? Вы ощущаете всю горечь его разочарования? «Не говорите мне о религии, – просит он. – Покажите мне суть».

Так в чем же суть?

Что самое главное в Библии, в которой более тысячи страниц? Среди множества предписаний и запретов, где расписано, что можно и чего нельзя, что же там самое существенное? Что там самое необходимое, без чего просто никак невозможно обойтись? Ветхий Завет? Новый? Благодать? Спасение?

Что бы вы ответили Яну? Может быть, вы стали бы рассказывать ему о греховности мира и святости небес? Вспомнили стих из Евангелия от Иоанна, 3:16, или из Деяний апостолов, 2:38, а может быть, вы прочли бы ему 13-ю главу из Первого послания к коринфянам?

Так в чем же всетаки там суть?

Вполне возможно, что и вы мучались в поисках ответа на этот вопрос. И, странствуя тропами религии и веры, вам случалось гораздо чаще, чем хотелось бы, оказываться у пересохшего колодца: когда слова молитвы не находили отклика в вашей душе; цели казались нереальными, и христианство представлялось летописью, искаженной изобилием крайностей и фальшивых нот.

Неужели это все, что есть? Собрания по субботам или воскресеньям, пение гимнов, законопослушная десятина, золотые крестики, костюмы-тройки, величественный хор, Библии в кожаных переплетах. Да, это все прекрасно, но... где же то главное, ради чего все это?

Я помешивал свой кофе, Ян – свой. Ответ не приходил. Все стихи, которые я знал наизусть, не соответствовали требованию момента. Заготовленные впрок ответы звучали бы довольно неубедительно.

Однако сегодня, много лет спустя, я знаю, чем бы я мог тогда поделиться с ним.

Вдумайтесь в слова апостола Павла из 15й главы Первого послания к коринфянам: «Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть что Мессия умер за грехи наши, по Писанию».

«Первоначально», – говорит он.

Читаем дальше: «И что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати».

Вот оно! Проще простого. Иешуа был казнен, погребен и воскрес. Вы удивлены? Нет? Самая суть всего – это Его смерть, и ничего больше.

Распятие. На протяжении всей истории этот сверкающий многочисленными гранями бриллиант непреодолимо влечет и манит к себе. Его трагедия ведет к нему всех страждущих. Его парадоксы привлекают циников. Его надежда зовет всех ищущих.

По мнению апостола Павла, именно распятие, крест, является самым главным и самым важным.

И правда, что за диво это орудие казни! Чего только с ним не случалось в истории человечества! Крест боготворили и презирали, покрывали золотом и жгли на кострах, носили у сердца на груди и выбрасывали на помойку. Случалось все – не было лишь одного, чтобы кто-то равнодушно прошел мимо.

Нет. Такой возможности крест просто не оставляет.

Попробуйте этого не заметить, когда к древу пригвоздили одно из самых невероятнейших обращений к человечеству. Распятый на нем плотник утверждает, что Он – Бог, сошедший на землю. Святой! Вечный! Победитель смерти!

Неудивительно, что Павел назвал это «самой сутью Евангелия». Ведь вывод, который из этого следует, звучит довольно отрезвляюще: если весть эта – истина, тогда это поворотный пункт в истории человечества. А если нет – величайшее из заблуждений.

Именно это делает крест тем, чем он является, – сутью всего. И если бы мне еще раз довелось встретиться с Яном за чашкой кофе, то я бы непременно рассказал ему об этом. Я рассказал бы ему о той трагедии, которая разыгралась весенним ветреным днем, когда вырвано было у смерти жало и милость оплатила наши долги. Я бы рассказал ему о смятении Петра, о нерешительности Пилата, о преданности Иоанна. Мы бы прочли с ним об очень нелегком решении, принятом в саду в предутренних сумерках, и о гробнице, озаренной сиянием воскресения. Мы бы поговорили о последних словах, которые так осознанно произнес принесший Себя в жертву Мессия.

А напоследок мы бы повнимательнее вгляделись в Самого Мессию. Еврея, смерть Которого изменила мир и влиянию Которого не было равных ни до, ни после.
Неудивительно, что Его называют Спасителем.

Может оказаться, что для читателей ответ на вопрос, которым мучался Ян, уже давно известен. Тогда, значит, в учении о смерти Спасителя для вас ничего нового нет.

Вы уже думали об этом. Размышляли о нем.